28 июля 2015

Лучшее средство от болячек


Однажды индеец Весело-Пох заболел. Спину ломить стало, в грудях какое-то жжение непонятное образовалось, да еще и простуда на губе выскочила. В общем, весенняя нежданная «радость». Лежит индеец в своем вигваме, чаем травяным отпивается, да грибы какие-то жует, что шаман давеча подогнал. Так и сказал:

— Жри эти грибы, да чай пей! И все будет тип-топ! Хау!

— Хорошо ему говорить, — подумал Весело-Пох мрачно, — Сам, небось, сидит у себя и посмеивается, что накормил меня мухоморами всякими. Да ну его!

Взял и швырнул пакетик с грибами в огонь, а все, что не дожевал, туда же выплюнул. Чаю заварил нормального, черного. Махнул кружку для разогрева, развернул коврик йоговский и давай асаны отрабатывать.

Сначала не перло. Все тело ломило, а в спине так вообще будто гвозди кто-то навтыкал. Руки и ноги плохо слушались, коленки предательски дрожали, но индеец не отступал. Потихоньку, помаленьку разогрелся, конечности размялись и пошло-поехало!

Вскоре по всему телу побежало живительное тепло и приятное гудение. Спина все еще болела, но уже не так резко. В груди жечь перестало. Простуда только на губе никуда не делась. Да и фиг то с ней!

Индеец еще с пол часа поупражнялся на коврике. Потом еще чаю бахнул и поперся на свежий воздух, чтоб прогуляться, значит. Для пущего дела еще в корыте с холодной водой искупался. И все прошло! Так то вот.

К шаману не пошел. Да ну его к чертям собачьим! Скажет ведь, гад, что это его грибы помогли. Пусть сам их жрет, собака!

Топор войны, С. Г. и пацаны


Однажды индеец Весело-Пох случайно нашел топор войны. Видать, кто-то зарыл небрежно, вот он и выпер из-под земли. Споткнулся об него, чертыхнулся матерно, а потом выкопал, чтобы, значит, посмотреть, чей. На топоре было нацарапано криво «С. Г. и пацаны». Весело-Пох пожал плечами:

— Не знаю таких. Может из соседней деревни? Пойду, спрошу.

Засунул топор войны за пояс и поперся к соседям. Те, конечно, как увидали, что он с топором то прется, так давай сразу в рельсу обрезком трубы стучать, мол, шухер и все такое. Паника поднялась, мама не горюй! Бабы в сопли, дети пищат, дичь по дворам носится ошалело, мужики лбы насупили, копья взяли наизготовку.

Весело-Пох сразу в вигвам вождя направился. Зашел без стука, кинул топор на землю и спрашивает:

— Ваше?

Вождь соседей был староват и глуховат на все уши, поэтому кивнул заместителю. Тот метнулся за топором, понюхал его зачем-то, а потом уже надпись прочел.

— Нет, — говорит, — Не наше. У нас таких сроду не бывало.

— Ну, нет, так нет, — пожал плечами Весело-Пох, отобрал топор и пошел прочь.

За две недели обошел еще с десяток соседей, но никто не признал ни топора, ни загадочного С. Г. с пацанами. Дело странное. Кто бы стал на чужой территории топор зарывать? Наконец, вернулся домой и к шаману заглянул по пути. Тот коптил в своем вигваме какую-то дрянь и мычал под нос не то песню, не то матюки.

— Хау! — сказал Весело-Пох, — Шаман дома?

Так всегда полагалось спрашивать. На всякий случай, ага.

Шаман перестал мычать, поправил пенсне и ответил:

— Определенно!

— Я тут это… топор нашел бесхозный. Посмотришь?

Шаман протянул руку. Весело-Пох отдал топор и примостился в уголочке, где не так сильно смердило.

Шаман долго вертел оружие в руках, нюхал и даже облизывал его. Потом увидел надпись и заулыбался, как дитя.

— Ексель-пень! Так это ж мой топорик! Мы с пацанами его еще в детстве стащили из нашего музея и в лесу спрятали, только потом запамятовали где.

— А что такое С.Г.? — спросил Весело-Пох.

— Самый Главный, разумеется! — воскликнул шаман, — То есть, я!