01 ноября 2016

Бодхидхарма и Хакуин | Случай в скобяной лавке



Хакуин уже больше года состоял в учениках у Праджанатара Вашумитры — старинного приятеля Бодхидхармы, двадцать седьмого патриарха дзэн-буддизма и по совместительству председателя рыбколхоза «Светлый Путь Дхармы» — когда случилась эта история.

А дело было так. Однажды рано утром, Хакуин вместе с другими работниками отправился в город за дельными вещами и провиантом. Председатель дал каждому денег и снабдил подробным списком, чего надо купить. Хакуину строго наказал:

— Ты, брат, к девкам в баню даже не думай заглядывать. Больше я тебя спасать не стану. Усек?

— Угу, — мотнул бритой башкой ученик.

— Смотри мне! — пригрозил председатель и на всякий случай дал Хакуину волшебный подзатыльник, отчего адепт мигом обратился в джентльмена, при костюме, галстуке бабочкой и элегантной тростью под мышкой.

Идти в город в таком виде было одно удовольствие. Хакуин вышагивал гоголем и цокал тростью по брусчатке, аки заправский английский денди. Девки местные так и глазели на него всю дорогу, но Хакуин держался чинно и даже плеваться перестал.


Пока другие работники затаривались провизией на рынке, Хакуин ходил по ремесленным лавкам и закупал нужное для хозяйства. И все продавцы смотрели на него учтиво и разговаривали вежливо, чего прежде никогда не бывало. Вот что значит правильная одежда и трость.

В скобяной лавке, однако, вышел казус. Хозяин уперся рогом и ни в какую не хотел отоваривать, пока ему не вернут долг за прошлые разы.

— Мне ваш чертов председатель должен денег еще за позапрошлый год! — кричал он, не обращая внимания на солидный наряд Хакуина, — Не дам ни черта, пока не расплатитесь!

Денег он требовал не мало. Такой суммы у Хакуина не было, а отдавать все оставшиеся деньги и ничего не получить взамен было глупо.

— You are cad! — заявил Хакуин и вышел из лавки.

Тут набежали помощники хозяина и давай лупить нерадивого покупателя нещадно. Костюм изорвали, сволочи, деньги отняли и трость поломали на мелкие щепки. Обзывались нехорошо как-то и даже обидно. Напоследок кинули его в навоз и наказали без оставшегося долга не возвращаться.

Хакуин не ожидал такого вероломного нападения, иначе надавал бы всем этим ушлепкам по щам одной левой. Но как-то бестолково все вышло, вот и не успел опомниться. Зато потом вылез из навоза, отряхнулся, как ни в чем не бывало, и смело направился снова в лавку, воняя по пути изрядно.

Дверь распахнул пинком ноги, уже нисколько не заботясь о приличиях. Всем этим шавкам-помощникам тут же, не отходя от кассы, прописал таких мощных пинков, что разлетелись те, будто горох, да так и остались лежать по углам. Хозяина выволок из-за прилавка, подбил ему сначала один глаз, потом второй, потом поставил его обратно, дал звонко ладонью наотмашь в одно ухо, а во второе сказал:

— Я на тебя не обижаюсь, и на помощников твоих тоже. Но костюм не мой и тросточка тоже, а ты, подлец, их испортил, так что не серчай.

И забросил злодея на пыльный чердак к тараканам и паукам в компанию, завязав дверь морским Тройным Дьявольским узлом, который никому еще развязать не удавалось.

Потом набросал в мешок всего, что было нужно по списку, вышел из лавки и напоследок намазал на двери навозом неприличное слово.

Председатель посредством мудрой дальнозоркости все это увидел на расстоянии и, поэтому, не стал бранить Хакуина. Наоборот похвалил за смелость и выдал стопку Огненной Воды пятьсот вековой выдержки. Однако Хакуин вежливо отказался, ибо был с детства непьющим.

Вечером Хакуин писал Бодхидхарме:

«Председатель посылал в город за покупками. Пришлось снова драться. Не люблю я это, ты же знаешь. Но иначе никак не обошлось бы. А так все по старому. Скучаю. Приезжай уже и забери меня обратно…»

Комментариев нет:

Отправить комментарий