02 ноября 2016

Бодхидхарма и Хакуин | Мировой катаклизм



Однажды Хакуин сидел в своей палатке и что-то кропал в дневнике. Тут неожиданно земля затряслась, да с таким грохотом оглушительным, что аж уши заложило. Хакуин выскочил из палатки в одних труселях на босу ногу, огляделся очумело — кругом пылища столбом, ни черта не видать!

— Может, Учитель буянит? — пронеслось в мозгу.

— Не угадал, — ответил Бодхидхарма над правым ухом. Он тоже стоял в одних трусах и панамке, в левой руке недопитая чашка чаю, в правой — блинчик с вареньем на вилке.

— Что случилось? — с тревогой спросил Хакуин.

— Кажется, Сансара наша накрывается медным тазом. Пора валить.

И, как были в одном исподнем, так и ломанулись сквозь грохот и дым устрашающий фиг знает куда. Долго бежали. Лет пятьсот, не меньше. Земля давно плоская стала и перевернулась полюсами своими несколько раз, то так, то эдак. Почти все вымерли, остались только мухи, несколько тараканов, да Бодхидхарма с Хакуином.

Наконец, прибежали в какой-то заброшенный сарай, чудом уцелевший в мировом катаклизме. Внутри пыльно и пусто. Только кастрюлька из-под каши пшенной стоит себе на полочке в тумбочке. Вся коростой соляной покрылась, а внутри несколько зерен к стенкам прилипли. Вполне годные, однако! Бодхидхарма отколупнул их осторожно, помусолил во рту, да и посадил в землю.

Через три месяца собрали первый урожай. Потом еще, и еще. И так год за годом выправили продовольственную программу, наплодили еще тараканов, те откуда-то выковырнули целехонькую курицу, ее тоже размножили аккуратно.

От куриц потом произошли триста слонов и один негритенок с рыжими волосами. Эти, в свою очередь, обратно скатали Землю в шар, насадили деревьев полезных, прочных.

С деревьев потом посыпались, как из мешка, все птицы небесные. Они летали над водами морскими и роняли семена. Те прорастали и превращались в тварей морских, вполне разумных. Из них произошли новые человеки, глупые совсем, но в большом количестве.

И завертелось колесо Сансары, как ни в чем не бывало.

Сидят Бодхидхарма с Хакуином снова в своей пещере, пьют чай из блюдцев, сахаром кусковым заедают, фыркают и отдуваются шумно, с довольствием душевным посматривают на дело рук своих и кивают друг дружке так согласно, мол, молодцы мы такие вот. Да!

Тут что-то зачесалось в носу у Хакуина. Он туда пальцем заглянул. Да как чихнет на всю округу! И проснулся. Глядит по сторонам: лежит он в палатке своей, все на местах своих законных находится, ничего не изменилось. Выглянул наружу — мир на месте, и такой же, каким был и вчера.

Так он и не понял, приснился ему весь этот катаклизм с последующим ремонтом мировым, или на самом деле все было. Бодхидхарма только посмеивался в бороду, да отшучивался, мол, поменьше мате свое с укропом пей, да яблоки на ночь не жуй килограммами, сыроед чертов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий