30 сентября 2017

Бодхидхарма и Хакуин. Призвание



Хакуин сидел на камне для медитаций и задумчиво смотрел в морскую даль, где небо сливалось с водой и терялось в неясной дымке. Порой где-то там мерещился то ли парус, то ли кит плевался водой, а может просто мираж какой-то. Да пофигу! Хакуин морщил лоб и скрежетал извилинами на тему собственного призвания. Вот такую задачку подкинул мудрый Учитель, чтоб его.

Он уже о многом передумал за несколько часов. Думал и по писательство, и про малевание картин, про путешествия и про музыку тоже. Вспомнил о своей несостоявшейся рок-банде и басухе марки Урал. Усмехнулся кисло. Шняга все этого. Призвание — это, наверное, должно быть что-то значительное, большое, а не муть всякая. Да! Точняк!

Мимо протопал отряд пионеров с осоловелыми глазками от частого дутья в горны и стука в барабаны. Следом их вожатый с опухшей мордой, искусанной комарами, и явно с похмелюги. Потом крестьяне местные прогромыхали на телегах в поля на уборку картохи. С ними же обдолбаные студенты. Еще дядька Черномор со своей кодлой проехался на паровозе туда-сюда. Че-та искал, наверное, да так и не нашел, судя по матюкам. Суета, в общем.

А Хакуин как сидел сиднем на камне, так и продолжал, не обращая ни на кого внимания. Тошно было до чертиков. И жрать уже хотелось, и на толчок тоже. Но он продолжал упорно скрипеть мозгами.

— Хакуин?! — крикнул Учитель из пещеры, да так громко, что с тысячелетней сосны все иголки осыпались, а с ними следом и братец Филин навернулся, и прямо башкой в навоз.

07 сентября 2017

Бодхидхарма и Хакуин | Тишина

Тишина кругом.
Проникают в сердце скал
Голоса цикад.
Басё



Однажды Бодхидхарма выловил своего ученика из кастрюли с борщом, отряхнул от прилипшей капусты и лука и требовательно спросил:

— Хакуин! А ну живо ответь мне, что такое тишина?

Хакуин прожевал остатки борща, вытер губы и поспешно отчеканил:

— Sir, I don't know, sir!

— То есть, как это не знаешь?! — удивился Учитель, — А чему ж ты тогда учился все эти годы?

Хакуин пожал плечами. Не, ну про внутреннюю тишину, сосредоточение там, успокоение мыслей и все такое прочее, конечно же, знает любой практик. Но Что именно такое Тишина — поди, ответь. Тут не все так просто.

В общем, отправил Бодхидхарма Хакуина искать правильный ответ и без него велел не возвращаться.

29 июня 2017

Художник и Император



Эта история произошла в древнем Китае. Однажды эмиссар императора пожаловал к знаменитому художнику и с важным видом передал ему царский заказ:

— Император желает получить картину петуха. Да чтоб качественно, а не фуфел какой. Усек?

— Да, ваше высокородие! Сделаем-с.

— Гуд! Даю тебе две недели. Император не любит ждать.

С тем и уехал восвояси.

Прошло две недели. Эмиссар вновь прикатил к художнику, спрыгнул с носилок и без стука прямо в дом вломился. Даже сапожищи не обтер от навоза прилипшего.

— Ну что, готова картина? — сурово спросил он.

— Никак нет, ваше высокородие. В процессе еще пока.

— Да ты в уме ли? Я ж тебе, подлец, две недели сроку дал. Что я императору скажу?

— Дык вот… — развел руками художник. — Сами же хотели качественно, вот и стараемсу.

11 июня 2017

Бодхидхарма и Хакуин. И снова лето!




Ранним свежим утром Хакуин выскочил в одних труселях из палатки и сладко, до хруста в суставах потянулся во все стороны. Хорошо то как, бляха-муха!!! Сорри. Хакуин не матерится. Это к слову так. Потому что полный же ништяк и красотень! Потому что лето же ж!

Ясное дело, тут же быстро зарядку исполнил в лучшем виде, в речке искупался до синих пупырышков, взмедитнул минут двадцать не более, да к Учителю скорее. Чтоб, значит, радостью поделиться. А то ж один столько не унесешь, пупок развяжется.

В пещере было пусто. Бодхидхарма еще с ночи умотал на рыбалку. Только мыши икали на лавке, обожравшись сыром, да вяло кружила муха над миской с остатками завтрака. Хакуин хлебнул из чайника какого-то отвару травяного, ароматного, закинулся сухариком и побежал обратно к речке искать Учителя.

09 мая 2017

Бодхидхарма и Хакуин. Снова художник

Как-то весной Хакуину снова захотелось порисовать. Давно он уже этого не делал. Все краски засохли напрочь, кисточки облысели, а у мольберта сломалось там чего-то, так что прочно стоять он уже не мог. Да и фиг-то с ним! Хакуин вытащил из тумбочки пожелтелый альбом обычной чертежной бумаги, заточил ножиком парочку карандашных огрызков и поперся в парк за красивыми видами.

Погода, правда, не шибко радовала. Накануне вечером пронеслась гроза, а после нее как-то опять похолодало, и небо продолжало хмуриться. Вот вчера еще утром Хакуин в одних труселях бегал на зарядку, а сегодня пришлось кофту со штанами напяливать.

В парке не было ни души. Никому не охота в мокрую погоду вылезать на улицу, да еще и в такую рань. Ну и отлично! Зато никто мешать не станет.

Хакуин присел на лавочке, взмедитнул для правильного настроя с полчасика и принялся творить.